Внимание! С 01.11.2012 г. изменился телефон нашей редакции. Новый телефон: +7 (495) 981-46-19. Офис редакции находится по прежнему адресу.

Содержание:


Главная страница
Об издательстве
Готовятся к печати
Каталог
Прайс-лист
Как приобрести
Архив
Форум
Ссылки

Язык/Language:
 Русский  Switch to English 

Контакты:


Адрес:
125015, Москва, ул.Новодмитровская, д.5А, офис 1601.
Тел./факс:
(495) 981-46-19
Тел.:
(916) 650-47-37
e-mail:
1945maks@mail.ru
magazine@front.ru

Битва за Харьков (февраль-март 1943 года)

[ Аннотация ] --- [ Фрагмент текста ] --- [ Избранные иллюстрации ]

Аннотация

№ 6-2004 г. Битва за Харьков (февраль-март 1943 года)
(80 страниц, 67 фото, карты, цветные варианты окраски танков)
О сражении за Харьков зимой 1943 года - последней победе вермахта и войск СС на Восточном фронте, послужившей прелюдией к Курской битве.

[ В начало страницы ]

Фрагмент текста

...
"ЗВЕЗДА" И "СКАЧОК": ПЛАНЫ И СИЛЫ СТОРОН
Особенность любого сражения на окружение, часто называемого "каннами" по имени одной из известнейших битв античности, заключается в том, что из построения противника вырывается сразу большой фрагмент его войск. В линии фронта образуется обширная брешь, для заделывания которой требуется вводить в бой крупные резервы или растягивать фронт объединений по обе стороны от образовавшейся пустоты. Окружение одной из сильнейших немецких армий - 6-й под командованием Ф. Паулюса, под Сталинградом привело именно к такой ситуации. Образовалась пустота, которую нужно было как-то заполнить для образования сплошного фронта. Частично эта задача решалась сокращением линии фронта отходом на запад, частично переброской резервов из других групп армий.
Необходимость латать фронт заставила немецкое командование отдать стратегическую инициативу в руки противника. Советское командование незамедлительно воспользовалось этим и провело две крупные наступательные операции, которые были своего рода "римейками" Сталинграда - Острогожско-Россо-шанскую и Воронежско-Касторненскую операции. Первая началась 15 января 1943 г. и была проведена силами Воронежского и Юго-Западного фронтов, а также 18-го отдельного стрелкового корпуса. Результатом операции стало уничтожение 2-й венгерской армии и итальянского альпийского корпуса. Открывшийся в результате наступления правый фланг 2-й немецкой армии побудил советское командование развить успех и начать 24 января Воронежско-Касторненскую операцию смежными флангами Воронежского и Брянского фронтов. В результате двух последовательно проведенных операций были разгромлены основные силы немецкой группы армий "Б" и пробита брешь шириной 400 км на фронте от Ливн до Старобельска. Очевидный успех окрылил командование наиболее успешно наступавших фронтов и верховное командование.
21 января представитель Ставки А.М. Василевский и командующий Воронежским фронтом Ф.И. Голиков представили на рассмотрение верховного командования план операции по овладению районом Харькова и Белгорода, получивший кодовое обозначение "Звезда". В полночь 23 января Сталин утвердил ее и лично продиктовал обычную в таких случаях директиву. Начало операции "Звезда" намечалось на 1 февраля 1943 г., а ее глубина составляла почти 250 километров. Задача Воронежского фронта осложнялась тем, что он действовал на расходящихся операционных направлениях: на Курск и на Белгород - Харьков.
Для овладения районом Харькова назначались 38-я, 40-я общевойсковые и 3-я танковая армии, 18-й отдельный стрелковый корпус (вскоре ставший 69-й армией) и 6-й гвардейский кавалерийский корпус Воронежского фронта. Обе армии были усилены соединениями, переданными из 60-й армии. В боевой состав 38-й армии согласно распоряжению Ф.И. Голикова от 28 января 1943 г. назначались: 240, 167, 206-я и 237-я стрелковые дивизии 38-й армии, 232-я стрелковая дивизия и 253-я стрелковая бригада из 60-й армии. Средствами усиления 38-й армии были 180, 14 и 150-я танковые бригады, три артполка РГК.
В состав 40-й армии, наступавшей на Харьков через Белгород, входили 303-я и 100-я стрелковые дивизии из состава 60-й армии, 25-я гвардейская, 183, 309,107, 340-я и 305-я стрелковые дивизии, 4, 6-я и 8-я лыжные бригады и 129-я стрелковая бригада. Средствами усиления армии по плану командования фронта были 4-й танковый корпус, 10-я артиллерийская дивизия, 4-я дивизия РС и 5-я дивизия ПВО. Наиболее сильным объединением Воронежского фронта, ставшим основным участником сражения за город Харьков, была 3-я танковая армия генерал-лейтенанта Павла Семеновича Рыбалко.
К началу сражения за Харьков 3-я танковая армия была своего рода "реликтом" советской военной машины. Она относилась к первой волне создания танковых армий и была сформирована по директиве Ставки ВГК от 25 мая 1942 г. В отличие от своего собрата -5-й танковой армии А.И. Лизюкова, сгоревшей в огненном вихре операции "Блау" под Воронежем, 3-я танковая армия под командованием генерал-лейтенанта П.Л. Романенко провела 1942-й год в позиционных боях на центральном участке фронта. С 22 августа по 9 сентября она участвовала в Козельской наступательной операции Западного фронта.
После ее окончания П.Л. Романенко был направлен в 5-ю танковую армию (2 формирования), а в командование 3-й танковой армией вступил генерал-майор (с 19 января 1943 г. - генерал-лейтенант) П.С. Рыбалко. До этого он занимал должность заместителя командующего танковой армии по стрелковым войскам. Как и многие командующие танковыми соединениями и объединениями Красной Армии и вермахта, П.С. Рыбалко был из старых кавалеристов. Еще в конце 20-х годов он получил должность командира 7-го кавалерийского полка. Знакомство с тактикой и оперативным использованием конницы, как мы увидим далее, существенно помогло командующему 3-й танковой армией в проведении наступления на Харьков.
Зимой 1943 г. танковая армия П.С. Рыбалко, как это было принято в тот период, была смешанного состава, помимо танковых соединений в нее входили стрелковые дивизии. По своей структуре и задачам она во многом напоминала немецкие моторизованные и танковые корпуса. К моменту начала операции ее танковые войска были представлены 12-м танковым корпусом генерал-майора танковых войск М.И. Зиньковича, 15-м танковым корпусом генерал-майора танковых войск В.И. Копцова и 179-й отдельной танковой бригадой полковника Ф.Н. Рудкина. Кроме этого в состав армии входили 48-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора Н.М. Маковчука, 62-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора Г.М.Зайцева, 184-я стрелковая дивизия полковника С.Т. Койды, 160-я - полковника М.П. Серюгина и 111-я -полковника С.П. Хотеева. В оперативном подчинении штаба 3-й танковой армии также находился 6-й кавалерийский корпус генерал-майора С.В. Соколова, предназначенный для обеспечения операции с юга. Боевой и численный состав танковых и стрелковых соединений 3-й танковой армии на момент начала операции показан в таблице 1. Армия П.С. Рыбалко начала операцию без оперативной паузы, сразу же после завершения предыдущего наступления. Характерная деталь: уже к началу операции "Звезда" госпиталя армии были переполнены, на больничных койках находилось 3954 человека раненых и больных.
Всего, с учетом всех частей и соединений, численность войск 3-й танковой армии составляла: 57557 бойцов и командиров (из них 42280 человек числилось в "активных штыках"), 9502 пистолета-пулемета, 1250 ручных и 535 станковых пулеметов, 1353 противотанковых ружья (ПТР), 1223 миномета различных систем, 189 противотанковых, 256 7б-мм и 17 152-мм орудий, 116 гаубиц калибра 122 мм. Численность танкового парка армии была 223 машины, из них только 85 были боеготовыми. Полоса наступления 3-й танковой армии составляла 60 км, сужаясь к Харькову до 35-40 км. Задача армии, поставленная штабом Воронежского фронта, была "отрезая пути отхода противнику на Полтаву, с хода овладеть г. Харьков не позднее чем в 5-й день наступления"2. Задачи по взаимодействию с войсками Юго-Западного фронта командующий фронтом Ф.И. Голиков 3-й танковой армии не ставил. Согласно решению командующего, 3-я танковая армия должна была наступать в двух эшелонах. В первом были четыре стрелковые дивизии и стрелковая бригада, а второй составляли подвижные части - 12-й и 15-й танковые и 6-й кавалерийский корпуса. Танковые и кавалерийский корпуса предполагалось не обнаруживать до выхода на западный берег реки Се-верский Донец, где их удар с юга и юго-запада на Харьков должен был бы стать внезапным и потому неотразимым.
Однако уже на этапе сосредоточения танковой армии первоначальный план был нарушен. От ведения боевых действий в двух эшелонах отказались. Танковые корпуса и стрелковые соединения армии П.С. Рыбалко выдвинулись для наступления плечом к плечу, в один эшелон. Исходные рубежи для наступления 3-й танковой армии были образованы внешним фронтом окружения предыдущей операции. 7-й кавалерийский корпус (ставший 19 января 1943 г. 6-м гвардейским), согласно принятой в Красной Армии технике ведения операций, прорвался глубоко вперед и захватил рубеж реки Оскол и станцию Ва-луйки. Вскоре к нему присоединилась 184-я стрелковая дивизия. Эти два соединения обеспечили развертывание армии на рубеже Валуйки - Уразово - Каменка для проведения операции "Звезда". К 31 января войска 3-й танковой армии в основном завершили ликвидацию окруженного в Воронежско-Кастор-ненской операции противника и сосредоточились на занятом ранее пехотинцами и кавалеристами рубеже. Длительные марши и бои отрицательно сказались прежде всего на танковом парке армии. К моменту выхода на исходные рубежи для наступления в составе 12-го танкового корпуса было в строю 20 танков, 15-го танкового корпуса тоже 20 танков и в составе 179-й отдельной танковой бригады 10 танков. Например, 15-й танковый корпус совершил 120-километровый марш в район сосредоточения, после того как прошел почти 200 км с боями. Бригады танковых корпусов по существу превратились в мотопехоту, поддержанную незначительным количеством танков. Так, в 30-й танковой бригаде 12-го танкового корпуса за день до начала операции, 1 февраля 1943 г., насчитывалось 3 Т-34, 1 Т-70 и 4 Т-60. В 97-й танковой бригаде того же корпуса - 4 КВ, 3 Т-70, 41 автомашина, а в 106-й танковой бригаде - 4 Т-34 (из них всего один на ходу), 4 Т-70 и 38 автомашин. Несмотря на формальное наименование "танковая", основным действующим лицом наступления армии стала пехота и кавалерия.
Говоря о возможностях танковой армии П.С. Рыбалко, необходимо также сказать следующее. Основным отличием советских танковых армий от немецких моторизованных или танковых корпусов была слабость артиллерии. Хотя в сравнении с самостоятельно действовавшими советскими танковыми и механизированными корпусами в танковой армии была гаубичная артиллерия (прежде всего, в стрелковых дивизиях), ее качество и количество существенно уступало артиллерии среднестатистического немецкого танкового корпуса, прежде всего по тяжелой артиллерии. Этот фактор существенно ограничивал возможности танковой армии зимы 1943 г. по действиям в глубине обороны противника после прорыва его фронта. В немецких танковых и моторизованных соединениях того же периода, даже в условиях больших потерь танков (или вследствие их задержки на марше), оставалось сильное мотопехотное и артиллерийское звено.

...

[ В начало страницы ]

Избранные иллюстрации



[ В начало страницы ]

(С) "Стратегия КМ". ------ Дизайн: Андрей ' Drew ' Городков.